Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
Публикации за 2018 год
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2018 год
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

У МУЛЕРМАНА ВРАЧИ НЕ СМОГЛИ ВОВРЕМЯ ВЫЯВИТЬ РАК ЛЕГКИХ

Когда легендарному певцу поставили диагноз, спасти его было уже невозможно

 

2 мая пришла печальная весть: не дожив буквально три месяца до 80-летнего юбилея, скончался кумир 60-70-х Вадим Мулерман – исполнитель «Хмурится не надо, Лада», «Трус не играет в хоккей» и многих других всеми любимых песен. Смерть настигла легендарного певца в Нью-Йорке, куда он три года назад вместе с женой Светланой Литвиновой и дочками Мариной и Эмилией перебрался из своего родного Харькова.

 

   - До нового года Вадим чувствовал себя более-менее нормально, - рассказала Светлана Литвинова-Мулерман. – Прошлым летом он даже работал - выступал с концертами в детских реабилитационных центрах. Для него всегда самым главным было обеспечивать свою семью. И его страшно угнетало, что в последнее время этим в большей степени приходилось заниматься мне. «Вадик, ты уже все, что мог, для нас сделал, - успокаивала его я. – Отдохни уже немного!». Но он никак не мог с этим смириться. И до последнего искал какую-то возможность заработать. На новый год мы ездили в Чикаго к его другу детства – писателю-сатирику Семену Ладыженскому. Долго беседовали, вспоминали молодость и наш родной Харьков. А когда вернулись в Нью-Йорк, Вадим вдруг начал жаловаться: «Света, я больше не могу. Мне тяжело. У меня уходят силы». У него пропал аппетит. Он сильно похудел. С трудом передвигался. На улицу практически не выходил. Только сидел у окошка и покуривал. Ему звонила его ученица – певица Лариса Гордъера. Предлагала организовать его юбилейные концерты. Но Вадим не решался дать согласие. «Я уже не вытяну целый концерт, - говорил он. – Максимум – смогу спеть три песни».

 

   Вадима наблюдали два терапевта. Наши русские эмигранты, которые здесь, в Америке, доучились или переучились. Из-за отсутствия языкового барьера с ними было проще общаться. Но Вадим ходить ко врачам категорически не хотел. «Давай проверимся!» - уговаривала я его. «Я не буду этого делать, - отказывался он. – Это бесполезно. Их рекомендации мне не помогают». Ему выписывали таблетки, стабилизирующие работу сердца, давление, уровень холестерина. Лучше от этого ему не становилось. И он как-то разуверился в медицине. Я буквально силком водила его от одного врача к другому. «Проверьте, что с ним! – просила я их. - Он плохо себя чувствует». Но ни от кого толком не могла добиться, что происходит. «Видимо, проблема в слабых почках, - говорили мне. – Они плохо фильтруют кровь. И из-за этого возникает состояние подавленности и плохое самочувствие». Анализы ничего подозрительного не показывали. Рентген тоже. Да, в легких нашли какое-то пятнышко. Даже не пятнышко, а крошечную точечку. Но этому не придали значения и сделать более глубокое обследование не посчитали нужным. Это американские врачи всегда перестраховывались. Боялись, что в случае чего их могут засудить. А наши ничего не боялись. Знали, что никто на них в суд подавать не будет.

 

   В последний месяц Вадима начали мучить сильные боли в области лопатки и позвоночника. У него плохо работали левая рука и нога. Подозрение на инсульт врачи отвергли. Но мне все это уже не нравилось. Я вызвала «скорую помощь» и настояла, чтобы Вадима госпитализировали. Хотела положить его в один из госпиталей на Манхэттене - самых лучших в Нью-Йорке. Там ему ранее сделали три успешные операции. Но сам он общаться с американскими врачами не мог. Мне нужно было постоянно находиться рядом с ним в качестве переводчика. А дома оставалась наша младшая дочь Эмичка. Ей тоже требовалась моя поддержка. В силу юного возраста она очень сильно переживала. Беспрерывно звонила и спрашивала: «Что происходит?». Ежедневно ездить в Манхэттен и обратно мне было слишком далеко. И пришлось выбрать более близкий к дому Maimonides Medical Center – еврейский госпиталь в Бруклине. Узнав, какие у Вадима симптомы, доктор из приемного покоя сразу заподозрил неладное и отправил его на МРТ. Результаты обследования подтвердили подозрения доктора. «У вашего мужа рак легких, - сообщил мне он. - Уже пошли метастазы».


   Вадиму о его страшном диагнозе ничего не сказали. Положили его в палату и начали тщательно обследовать все органы. Даже ночью ему не давали покоя. Все время будили, перекладывали с койки на каталку и куда-то везли – то брать анализы, то проводить очередные тесты. «Зачем это делать среди ночи? – возмущался он. – Дайте мне спокойно поспать!». И ругал исполнявших свой долг врачей русским матерным языком, который, к счастью, никто не понимал. Помню, как-то к нему пришел огромный онколог-американец. Встал над ним и начал громогласно спрашивать его по-английски: «Мистер Мулерман! Вы меня слышите? Какое сегодня число? Как вас зовут? Где вы находитесь?». В Америке доктора обычно задают такие вопросы, чтобы определить, в сознании находится пациент или нет. А Вадим перед этим как раз задремал и спросонья не мог ничего понять. «Что этот мужик так орет? – обратился он ко мне. – Что ему от меня надо? Ему больше делать нечего, как узнавать у меня сегодняшнее число?». Казалось, он совершенно не чувствовал, что конец уже близок. Или, может, был настолько сильным, что скрывал это от всех.

 

   Всего Вадим провел в госпитале восемь дней. «Ну, что, нашли что-нибудь? – каждый день спрашивал он меня. – Что я тут без толку лежу?». «Пока ищут», - уклончиво отвечала я ему. Пыталась поддерживать у него градус хорошего настроения. Потом выходила из палаты и украдкой плакала в туалете. А на восьмой день Вадима не стало. Ради семьи он пожертвовал своими последними годами. Поехал в Америку, чтобы у наших девчонок было будущее. И меня не покидало чувство вины, что я недостаточно для него сделала, что я могла предпринять еще какие-то меры и раньше установить ему диагноз. Да, многие из-за безалаберного отношения к своему здоровью пропускали онкологию. Но Вадим находился под наблюдением врачей. Регулярно сдавал анализы. У меня в голове не укладывалось – как получилось, что у него не заметили эту опухоль. Меня успокоила онколог-болгарка из госпиталя. «Если бы даже вы узнали про рак сразу после нового года и начали его лечить, вы бы только напрасно измучили мужа химией и облучением, - объяснила она. – Спасти его вы бы все равно не смогли. А так он почти до последнего дня находился дома, в окружении близких людей. И ушел из жизни со спокойным сердцем».

 

   Конечно, мне сейчас очень тяжело. Вадим слишком много занимал в моей жизни. И образовавшуюся пустоту невозможно ничем заполнить. Я за всю жизнь столько не плакала, сколько за последнее время. Никогда не думала, что во мне находится столько слез. У Эмички тоже была истерика, когда ей сообщили о смерти отца. Старшей дочери Марине пришлось забирать ее из школы. Она была в таком состоянии, что сама добраться до дома не могла. Хочу поблагодарить всех, кто поддержал нашу семью в эти трудные дни. Особенно владельцев похоронного бюро Lisovetsky Memorial Home Аллу и Дмитрия Лисовецких. Они полностью взяли на себя организацию прощания с Вадимом и оформление необходимых документов. Предавать его земле в Америке мы не стали. Решили его кремировать, а прах захоронить у него на родине – в Харькове. Надеюсь, нам удастся договориться об этом с харьковскими властями. В дальнейших наших планах – провести вечер памяти Вадима, установить ему достойный памятник и издать книгу о нем. Если кто-то захочет помочь нашей семье в осуществлении этих проектов, на странице Марины в Facebook есть номер счета, на который можно сделать пожертвования.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 20, 2018)


   Газетная версия (фото с похорон) https://www.eg.ru/showbusiness/528456/




КОММЕНТАРИИ ПО ТЕМЕ


ДОБАВЛЕНИЕ НОВОГО СООБЩЕНИЯ
Введите код, указанный на картинке
Никнейм
E-mail
Город
Текст сообщения

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

20.10.1956 родился Андрей Сапунов, гитарист, экс-участник групп "Цветы", "Воскресение" и "Самоцветы".

20.10.1971 родился Вячеслав Александрович Зинуров (он же Том Хаос), участник группы "Отпетые мошенники".

21.10.1945 родился Никита Сергеевич Михалков, режиссер, актер, исполнитель песен ("А я иду, шагаю по Москве", "Мохнатый шмель на душистый хмель"), сын поэта Сергея Михалкова.

21.10.1967 родился Вячеслав Борисович Черный (он же Ворон), автор ("Неужели так бывает", "Нелюбовь") и исполнитель песен ("Забери меня, мать", "Красные трамвайчики"), экс-участник дуэта "Слава Черный и Рома Белый".

22.10.1934 родился Георгий Эмильевич Юнгвальд-Хилькевич, кинорежиссер, постановщик музыкальных фильмов ("Опасные гастроли", "Д`Артаньян и три мушкетера", "Ах, водевиль, водевиль").

22.10.1966 родилась Татьяна Николаевна Овсиенко, певица ("Женское счастье", "Школьная пора", "Надо влюбиться"), экс-участница группы "Мираж".

22.10.1990 умер Николай Николаевич Рыбников, киноактер, исполнитель песен ("Когда весна придет, не знаю", "Не кочегары мы, не плотники"), муж актрисы Аллы Ларионовой (родился 13.12.1930).

23.10.1928 родился Юрий Сергеевич Саульский, композитор ("Черный кот") (умер 28.08.2003).

23.10.1973 родилась Ульяна Вячеславовна Лопаткина, балерина ("Лебединое озеро", "Раймонда", "Спящая красавица").

23.10.2002 чеченские террористы захватили в заложники зрителей и участников мюзикла "Норд-Ост" в ДК ГПЗ.

23.10.2002 умер Анатолий Кириллович Евдокименко, муж и продюсер Софии Ротару (родился 20.01.1942).

23.10.2018 день работников рекламы.

24.10.1911 родился Аркадий Исаакович Райкин, актер, исполнитель песен ("Осенние листья", "Песня пожарника", "Добрый зритель в девятом ряду") (умер 20.12.1987).

24.10.1974 умер Давид Федорович Ойстрах, скрипач (родился 30.09.1908).

24.10.1974 умерла Екатерина Алексеевна Фурцева, в 1960-1974 министр культуры СССР, покровительница певицы Людмилы Зыкиной, инициатор выпуска для перевозки артистов специальных автобусов, получивших в народе название "фурцваген" (родилась 07.12.1910).

24.10.1997 свадьба певца Влада Сташевского и дочери директора стадиона "Лужники" Ольги Алешиной (развелись 11.2002).

24.10.1984 умер Анатолий Яковлевич Лиепиньш (он же Лепин), композитор ("Здравствуй, Москва!", "Если б гармошка умела", "Пять минут") (родился 17.12.1907).

24.10.2009 умер Владимир Дмитриевич Тишенков (он же Чёрный Хоббит, он же Вовчик, он же Шкет), экс-участник рок-групп "Вой" и "Коррозия металла", певец ("Маленький гигант большой любви"), телеведущий ("Ты не поверишь!"), участник фильмов ("Убить дракона", "Юлия", "Город соблазнов") (родился 05.04.1960).

25.10.1926 родилась Галина Павловна Вишневская, оперная певица ("Тоска", "Аида", "Пиковая дама"), участница музыкальных фильмов ("Катерина Измайлова"), жена дирижера Мстислава Ростроповича.

25.10.1954 родился Сергей Беликов, певец ("У беды глаза зеленые", "Снится мне деревня", "Живи, родник"), экс-участник групп "Аракс" и "Самоцветы".

25.10.1970 родилась Наталья Сенчукова, певица, жена лидера группы "Дюна" Виктора Рыбина.

25.10.1985 родился Владислав (он же Влад) Михайлович Топалов, экс-солист группы "Smash!!".

25.10.2008 умер Муслим Магомедович Магомаев, певец ("Королева красоты", "Лучший город земли", "Ах, эта свадьба"), муж певицы Тамары Синявской, участник музыкальных фильмов ("Когда песня не кончается", "Похищение", "Низами") (родился 17.08.1942).

26.10.1956 родился Тельман Мардан оглы Исмаилов, владелец ресторана "Прага" и Черкизовского рынка, бывший спонсор певца Авраама Руссо.

26.10.2002 в результате применения газа при штурме ДК ГПЗ погиб находившийся среди заложников Сергей Сенченко, экс-солист группы "J-Power", участник телешоу "Гарем" (родился 1975).

26.10.2003 умер Леонид Алексеевич Филатов, актер, автор ("У окна стою я, как у холста") и исполнитель песен ("Когда воротимся мы в Портленд") (родился 24.12.1946).

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн