Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
Публикации за год
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2018 год
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

ОТ «ВЕСЕЛЫХ РЕБЯТ» И «САМОЦВЕТОВ» МЛЕЛИ НЕ ТОЛЬКО ДЕВУШКИ

Продюсер Михаил Плоткин отказывался сообщать в КГБ, что делали в гостиничных номерах участники популярных ВИА

 

Одним из главных трендов отечественной эстрады 70-х стал расцвет популярности вокально-инструментальных ансамблей, с большим или меньшим успехом переносивших на родную почву опыт «Битлз» и других западных групп. О том, как происходило развитие этого своеобразного музыкального жанра, мы попросили рассказать непосредственного участника событий – легендарного продюсера Михаила Плоткина.

 

   - Мне довелось несколько лет поработать с создателем одного из первых ВИА – недавно ушедшим от нас Павлом Слободкиным, - поведал Михаил Владимирович. – В его ансамбле «Веселые ребята» я занимал должность заведующего художественно-постановочной частью с окладом 110 рублей и 40-процентной премией. Плюс был у них директором или, как тогда говорили, бригадиром. Занимался гастролями, аппаратурой, выдачей зарплаты. За это мне доплачивали «бригадирские» по 4 рубля с концерта. В то время в «Веселых ребятах» пели Леня Бергер, Юра Петерсон, Володя Фазылов, Света Резанова. В исполнении Бергера снискала огромную популярность песня «Алешкина любовь». Правда, в ней не было видно самого Лени. По-настоящему он раскрывался только в песнях на английском языке. На западную музыку больше тянуло и пришедшего позднее Сашу Лермана. Оба они так и не нашли себя в нашей стране и эмигрировали на Запад. Совершенно другим был Фазылов, исполнявший «Люди влюбляются» и «Портрет работы Пабло Пикассо». На сцене он не выпендривался, стоял статично с гитарой. И вокал у него, может, был не супер-пупер. Но Слободкин не прогадал, что его взял. Володя так хорошо передавал заложенные в песнях чувства, что сексуально ухайдокивал всех, кто находился в зрительном зале. Девки от него просто млели. И не только девки. Параллельно работе в «Веселых ребятах» Фазылов учился в полиграфическом институте. Когда ансамбль выезжал на гастроли, я забирал его на такси из студенческой общаги. Однажды мы с ним не рассчитали время и опоздали на самолет. Нам пришлось вдвоем догонять остальных «Веселых ребят». За это мне крепко досталось от любившего порядок Слободкина. К сожалению, по окончании института Володя отошел от музыки. Уехал к себе на родину в Узбекистан и стал каким-то начальником в сфере печати.

 

   От предложений по гастролям у «Веселых ребят» не было отбоя. Помню, в Москонцерт приехал директор Воронежской филармонии Михаил Галынкер, невзлюбивший меня еще со времен моей работы с Эмилем Горовцом. Проследовал с гордо поднятой головой по коридору, делая вид, что меня не замечает. А после разговора с руководством Москонцерта подошел ко мне, посмотрел на меня плачущими глазами и попытался встать передо мной на колени. Я, естественно, не дал ему этого сделать. «Миша, прости меня за все! – сказал Галынкер. – Выручай!». Оказалось, Воронежская филармония испытывала финансовые проблемы. В таких случаях устраивались внеплановые концерты какого-нибудь популярного исполнителя. Они назывались «фондовые», так как доходы от них шли в фонды принимающей филармонии, а не в концертную организацию, к которой был приписан артист. Строго говоря, делать так было нельзя. Но Голынкер получил на это разрешение в управлении культуры. И попросил меня привезти к ним «Веселых ребят». Я взял в эту поездку Вадима Тонкова и Бориса Владимирова – легендарных Веронику Маврикиевну и Авдотью Никитичну. 3-4 дня мы официально гастролировали от Москонцерта. И еще 2-3 дня работали на фонды Воронежской филармонии. В результате филармония получила хорошие деньги и поправила свои дела. Самое поразительное, что при такой востребованности «Веселых ребят» об их бытовом комфорте на гастролях никто не заботился. Это сейчас каждый требует в райдере, чтобы его под охраной водили в туалет и подмывали ему одно место. А тогда музыканты, работая по несколько концертов в день, даже поесть нормально не имели возможности. Я выбил, чтобы их бесплатно кормили за счет принимающей филармонии. Выбил, чтобы Слободкину подавали легковую машину. Этому я научился у Эмиля Горовца. Если ему не нравилось, как его принимали в том или ином городе, он брал больничный и отменял концерты.


   Постепенно в эстрадных кругах у меня сложилось определенное имя. Со Слободкиным отношения начали портиться. И в этот момент Юра Маликов пригласил меня в свой коллектив «Самоцветы». С Юрой мы познакомились в Москонцерте еще в середине 60-х. Он тогда играл на контрабасе у Эмиля Горовца. А еще один участник «Самоцветов» Сережа Березин, автор песни «Снег кружится», был у него пианистом. Как и «Веселые ребята», «Самоцветы» работали от Москонцерта. Только были менее раскрученными. Помню, я пришел к ним на переговоры в парк ЦДСА. Они там выступали в летнем театре. И аншлага, мягко говоря, не было. Однако их в отличие от тех же «Веселых ребят» более охотно брали на радио и телевидение. Этому способствовало включение Маликовым в репертуар песен Марка Фрадкина и других маститых композиторов. И за счет регулярных эфиров «Самоцветы» стали стремительно набирать популярность. Из солистов у них наибольшим успехом пользовался Валя Дьяконов. Он был настолько секси, что в его исполнении «выстреливали» даже такие патриотические песни, как «Мой адрес - Советский Союз» и «У деревни Крюково погибает взвод». Потом из «Веселых ребят» пришел Петерсон. И многих зрителей за собой увел в «Самоцветы». Я со своей стороны старался обеспечить ребятам все необходимые условия для работы. Правда, без накладок не обходилось. Тогда все играли и пели живьем. Приходилось возить с собой на гастроли большое количество аппаратуры. Однажды из-за этого нас высадили из поезда. Посчитали, что наша аппаратура занимала слишком много места. Хотя ее провоз был полностью оплачен. Я тогда чуть не подрался с железнодорожниками и попал в милицию. Но потом в министерстве путей сообщения признали, что они были не правы. Единственное, что я категорически отказывался делать в «Самоцветах», - становиться осведомителем. Когда ансамбль отправляли на гастроли в Чехословакию, меня по этому поводу вызывали в КГБ. Объясняли, что ко мне там подойдет какой-то человек, которому я должен буду стучать, как вели себя наши ребята. Но мне каким-то образом удалось соскочить и уклониться от выполнения этой сомнительной миссии.

 

   Потом в «Самоцветах» произошел раскол. Один из создателей ансамбля Коля Раппопорт поссорился с Маликовым и вместе с Березиным сделал свой коллектив «Пламя». К ним присоединились Дьяконов, Петерсон и другие. А Маликов набрал себе новый состав. Но я к этим событиям уже не имел отношения. К тому времени я ушел из «Самоцветов» и занялся новым ансамблем «Лейся, песня». Ранее он существовал под названием «Витязи» и работал от Кемеровской филармонии. Солистом у них был Владислав Андрианов. Потом туда пришли гитарист Валера Селезнев и конферансье Саша Рузов и решили поднять этот коллектив на более высокий уровень. Придумали новое название «Лейся, песня». Им не хватало только опытного директора. И тогда они вспомнили обо мне. Еще во время работы с «Веселыми ребятами» я проводил во Владимире новогодние елки с участием юной Аллы Пугачевой, ее тогдашнего мужа Миколаса Орбакаса и его однокурсников из циркового училища. И подтягивал туда коллектив Саши Рузова из Владимирской филармонии. А с Валерой Селезневым я вместе работал в «Самоцветах». «Давай поднимать «Лейся, песня» вместе с нами!» - предложили мне Валера и Саша. Узнав об этом, Володя Винокур мне сказал: «Мишка, не будь дураком! Ты все делаешь, раскручиваешь, а потом остаешься в заднице. Если ты возьмешься за новый коллектив, ты должен там быть главным». И я поставил такое условие перед Селезневым и Рузовым. Сошлись на том, что я буду художественным руководителем, а Селезнев – музыкальным.

 

   Я сразу же взялся за дело и устроил для «Лейся, песня» эфир на телевидении. Помогла моя давняя дружба с Александром Масляковым, с которым я еще в начале 60-х познакомился в гостях у Женьки Низового, выступавшего в ансамбле пантомимы вместе с будущим директором Пугачевой и Киркорова Аликом Непомнящим. Супруга Маслякова Светлана работала режиссером в передаче «Человек и закон». И договорилась, чтобы наш коллектив с несколькими песнями показали в передаче «Служу Советскому Союзу». Потом я полетел в Кемерово на переговоры с директором филармонии Геннадием Потылицыным. Но в аэропорту меня никто не встретил. А музыкантов погрузили в жуткий автобус, который в честь министра культуры Екатерины Фурцевой прозвали «фурцвагеном», и отправили под старым названием «Витязи» на ранее запланированные гастроли по Кемеровской области. Я сказал Саше Рузову, который был у них бригадиром: «Бери мне обратный билет! Я улетаю в Москву». Потылицын сразу примчался на машине в аэропорт и отвез меня в лучшую гостиницу. «Если ты хочешь, чтобы твой коллектив уважали, ты первый должен его уважать, - сказал я ему. – Чтобы никаких «фурцвагенов» больше не было, и ребят встречали достойно!». Более того, я пробил участникам «Лейся, песня» особый статус «артист Кемеровской филармонии с репетиционной базой в Москве». Большинство из них были москвичами. И ездить на репетиции в Кемерово им не имело смысла. Потылицыну ничего не оставалось, как согласиться на мои условия.


   Став худруком, я получил полную свободу брать любых музыкантов и назначать им ставки, какие считал нужным. По моему приглашению, в «Лейся, песня» пришел второй барабанщик – муж никому тогда неизвестной Нади Бабкиной Володя Заседателев. Когда оба барабанщика играли одновременно, это смотрелось очень эффектно. А Селезнев в дополнение к Владу Андрианову пригласил нового солиста Игоря Иванова. До этого он пел в ресторане «Октябрь» на Арбате и носил усы. Но я настоял, чтобы он их сбрил, так как на телевидении в то время не приветствовалась растительность на лицах у мужчин. С репертуаром нам очень помог начинающий тогда композитор Слава Добрынин, с которым я познакомился на отдыхе в Сочи. Андрианов блестяще спел его «Кто тебе сказал» и «Где же ты была». А знаменитую «Прощай» Иванов записал на первую пластинку «Лейся, песня». Перед записью ко мне неожиданно обратился Лев Лещенко. У него были запланированы гастроли по Казахстану. Но ансамбль «Мелодия», который должен был ему аккомпанировать, по каким-то причинам, не смог поехать. И Лев Валерьянович предложил «Лейся, песня» поработать с ним. «С удовольствием, - ответил я. – Но у нас на фирме «Мелодия» как раз назначена запись пластинки». Лещенко это нисколько не смутило. Он тут же договорился, чтобы нам перенесли сроки записи. И мы отправились с ним в Казахстан. По забавному совпадению, организовывал эти гастроли мой протеже Женя Болдин, которого я устроил в Союзконцерт на место ушедшего оттуда Алика Непомнящего. Вскоре после этого я праздновал в ресторане «Интурист» свой день рождения. Лещенко пришел с первой женой Аллой Абдаловой. Болдин – с первой женой Милой. А Пугачева – с руководителем своего ансамбля «Ритм». То ли Непомнящий, то ли сам Лещенко за столом познакомил ее с Болдиным. А буквально через несколько дней я встретил Аллу в Росконцерте, и она представила мне Женю как своего нового директора.                                                                                 

 

   К сожалению, участники «Лейся, песня» обалдели от свалившейся на них популярности. Валерка Селезнев и Влад Андрианов начали бухать. Я их не ловил за руку, но не исключаю, что там были и наркотики. И я как руководитель уже не мог с ними совладать. Плюс рядом с ними крутились всякие администраторы и подливали масла в огонь. В конце концов, я принял решение уйти. Некоторое время коллективом руководил Добрынин. Потом запихнул вместо себя Мишу Шуфутинского. А я забрал Игоря Иванова и еще нескольких вменяемых музыкантов и создал с ними новый коллектив. Конечно, я хотел оставить за собой уже раскрученное название «Лейся, песня». Но оно было закреплено за Кемеровской филармонией. Приносило им хорошие деньги. И отдавать его никто не хотел. Потылицын предлагал мне остаться у них в филармонии и заниматься продвижением нового коллектива на их базе. Но я в силу своего характера сказал: «Нет!». И ушел со своими ребятами во Владимирскую филармонию. Потом работал от Калмыцкой и Ставропольской филармоний. Название нам придумал легендарный музыкальный редактор Чермен Касаев, который тогда работал на радио. Когда я сидел у него в кабинете в Доме звукозаписи, к нему пришел Николай Добронравов. Незадолго до этого они с Александрой Пахмутовой написали песню «Надежда». «Назови свой ансамбль «Надеждой»!» - посоветовал мне Чермен. Пахмутова и Добронравов меня уже знали по работе с «Лейся, песня». И одобрили предложенное Черменом название.

 

   Вскоре наш коллектив дебютировала на телевидении с песней Пахмутовой «Новая дорога». Исполняли мы и давшую нам название «Надежду», звучавшую у нас в неожиданной «молодежной» аранжировке, и «До отправления поезда», и многие другие ее песни. Потом Давид Тухманов привлек наших солистов Игоря Иванова и Люду Барыкину для записи альбома «По волне моей памяти». Спетая Игорем «По французской стороне» имела огромный успех. И «Надежда» постепенно начала раскручиваться. Мы много гастролировали по стадионам и дворцам спорта. Работали с самыми разными артистами. Даже с легендарной Клавдией Шульженко у «Надежды» были совместные концерты. Несмотря на свой почтенный возраст, она положила глаз на нашего молодого конферансье Сашу Воронова. Оказывала ему знаки внимания, каких больше никто от нее не удостаивался. Дошло ли у них дело до постели – не знаю. Вот у эстонского певца Яака Йоалы с нашей костюмершей Аней постель точно была. После этого он прибежал к ней в номер и начал проверять – не своровала ли она у него какие-то вещи. Естественно, ничего не нашел. Потом мне объяснили, что это была его фишка, он всегда после секса обвинял девушек в краже. Вообще, я специально не следил, кто к кому ходил в номера и что там делал. Я считал, что это дело житейское. Однако, по тогдашним законам, присутствие в гостинице посторонних после 11 часов вечера запрещалось. Один раз администрация даже вызвала милицию, чтобы выгнать девок, которых привели участники «Надежды». Потребовали объяснений и от меня как руководителя коллектива. К счастью, милиционеры сами были не против погулять с девками, и скандал благополучно замяли.

 

   Приходилось мне общаться с правоохранительными органами и по более серьезным поводам. Была ситуация, когда меня обвиняли в том, что я дал взятку, чтобы получить в министерстве культуры новую аппаратуру для «Надежды». На первый взгляд, это обвинение могло показаться абсурдным. Ведь я брал эту аппаратуру не себе домой, а для работы. Тем не менее, взятку я и впрямь давал. Без нее мы бы просто ничего не получили. И, возможно, об этой взятке никто бы не узнал. Но у меня с моим окладом не было возможности самому заплатить нужную сумму. Я предложил музыкантам скинуться. И ныне покойный клавишник Леша Кондаков кому-то проболтался. Этим воспользовался один подонок из Калмыцкой филармонии, мечтавший подмять мой коллектив под себя, и попытался организовать против меня уголовное дело. Меня вызывали в следственное управление на Петровке. Как руководитель коллектива я считался должностным лицом и за взятку мог сесть в тюрьму. Так случилось с руководителем ансамбля «Шестеро молодых» Виленом Дарчиевым. Выручил меня наш гитарист Леша Белов, будущий участник группы «Парк Горького». «Михаил Владимирович! Валите все на меня! – сказал он. – Говорите, что эти деньги собирал я, чтобы нам самим купить аппаратуру, а никакой взятки никто никому давал». Так я и сделал. После этого от меня отстали. Самое смешное, что все участники «Надежды» охотно поверили в версию Белова и, посчитав, что взятка не понадобилась, с удовольствием забрали у меня деньги назад. Естественно, отдавал я их уже из собственного кармана. Но я считаю, что еще легко отделался.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 45, 2017)


   Газетная версия

   1 часть http://www.eg.ru/showbusiness/412144/

   2 часть http://www.eg.ru/showbusiness/412182/

 




КОММЕНТАРИИ ПО ТЕМЕ


ДОБАВЛЕНИЕ НОВОГО СООБЩЕНИЯ
Введите код, указанный на картинке
Никнейм
E-mail
Город
Текст сообщения

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

18.01.1825 в Москве открылся Большой театр.

18.01.1962 родилась Тамара Михайловна Гвердцители, певица ("Виват, король!", "Спасибо, музыка, тебе!"), участница фильмов ("Жена Сталина").

19.01.1900 родился Михаил Васильевич Исаковский, поэт-песенник ("Катюша", "Снова замерло все до рассвета", "Летят перелетные птицы") (умер 20.07.1973).

19.01.1937 родился Михаил Иванович Ножкин, киноактер, автор текстов песен ("Последняя электричка", "Мы вам честно сказать хотим") и певец ("Я в весеннем лесу пил березовый сок", "Последний бой").

19.01.1959 родился Игорь Михайлович Кезля, создатель электронных музыкальных проектов "Новая коллекция" и "Господин Дадуда".

19.01.1971 своей сожительницей Людмилой Дербиной (Грановской) задушен Николай Михайлович Рубцов, поэт ("В горнице моей светло", "Я буду долго гнать велосипед", "Я люблю, когда шумят березы") (родился 03.01.1936).

19.01.1972 родился Сергей Михалок, лидер группы "Ляпис-Трубецкой".

19.01.1974 родился Владислав Станиславович Твердохлебов (он же Влад Сташевский), певец ("Любовь здесь больше не живет", "Я не буду тебя больше ждать", "Позови меня в ночи").

19.01.2007 в результате падения с 5-го этажа погиб Мурат Исмаилович Насыров, певец ("Мальчик хочет в Тамбов") (родился 13.12.1969).

19.01.2018 Крещение Господне.

20.01.1934 родился Владимир Сергеевич Дашкевич, композитор ("Ходят кони над рекою", "Во чистом поле сваты плутали"), автор музыки к фильмам ("Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона", "Зимняя вишня").

20.01.1942 родился Анатолий Кириллович Евдокименко, муж и продюсер Софии Ротару (умер 23.10.2002).

20.01.1952 родилась Ирина Александровна Аллегрова, певица ("Младший лейтенант", "Незаконченный роман", "Бабы-стервы").

20.01.1988 умер Евгений Александрович Мравинский, дирижер (родился 04.06.1903).

20.01.2000 умерла Изабелла Даниловна Юрьева, певица ("Если можешь, прости", "Ты помнишь наши встречи") (родилась 07.09.1899).

21.01.1906 родился Игорь Александрович Моисеев, балетмейстер, создатель и бессменный руководитель с 1937 ансамбля народного танца СССР (умер 02.11.2007).

21.01.1921 родился Арно Арутюнович Бабаджанян, композитор ("Лучший город Земли", "Королева красоты", "Ноктюрн") (умер 11.11.1983).

21.01.1924 умер Владимир Ильич Ульянов (Ленин), политический деятель, в 1917-1924 председатель совета народных комиссаров, покровитель интеллигенции, автор крылатой фразы "Интеллигенция не мозг нации, а говно" (родился 22.04.1870).

21.01.1927 умер Митрофан Ефимович Пятницкий, основатель и первый художественный руководитель русского народного хора своего имени (родился 03.07.1864).

21.01.1960 родился Дмитрий Вадимович Харатьян, киноактер, исполнитель песен ("Когда уйдем со школьного двора", "Хеллоу, Америка", "Не вешать нос, гардемарины").

21.01.1966 родилась Анжела Леонидовна Кулаковская, директор певца и композитора Игоря Николаева.

21.01.1986 умер Алексей Иванович Димитриевич (он же Алеша Дмитриевич), певец ("Я милого узнаю по походке", "Эмигрантское танго", "Пора собирать чемоданчик") (родился 23.03.1913).

22.01.1961 родился Борис Аркадьевич Краснов, художник-сценограф.

23.01.1903 родился Григорий Васильевич Мормоненко (он же Александров), кинорежиссер, постановщик музыкальных фильмов ("Веселые ребята", "Цирк", "Волга-Волга"), муж актрисы Любови Орловой (умер 16.12.1983).

23.01.1912 родился Борис Александрович Покровский, оперный режиссер, в 1952-1963 и 1970-1982 главный режиссер Большого театра, отец актрисы Аллы Покровской, дедушка актёра Михаила Ефремова (умер 05.06.2009).

23.01.1931 умерла Анна Павловна (Матвеевна) Павлова, балерина ("Тщетная предосторожность", "Лебединое озеро", "Жизель") (родилась 12.02.1881).

23.01.1968 родился Альберт Потапкин, барабанщик, экс-участник групп "Наутилус Помпилиус", "Аквариум" и "Ночные снайперы".

23.01.1986 родился Николай Николаевич Сличенко, участник "Фабрики звезд-3", внук руководителя цыганского театра "Ромэн" Николая Сличенко.

24.01.1872 родился Глеб Максимилианович Кржижановский, политический деятель, организатор электрификации России, по совместительству поэт-песенник ("Вихри враждебные веют над нами") (умер 31.03.1959).

24.01.1942 родился Валерий Владимирович Ободзинский, певец ("Эти глаза напротив", "Восточная", "Колдовство") (умер 26.04.1997).

24.01.1950 родилась Татьяна Ивановна Шепелева, мать и продюсер певицы Ларисы Черниковой.

24.01.1953 родился Юрий Абрамович Башмет, альтист, руководитель камерного ансамбля "Солисты Москвы".

24.01.1958 родился Алексей Белов, лидер группы "Парк Горького".

24.01.1997 в Москве на выставке "Консум-экспо-97" состоялась презентация коллекции женской обуви, разработанной Аллой Пугачевой совместно со специалистами корпорации "Эконика".

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн