Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ПУБЛИКАЦИИ. 2008 ГОД
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ ЗА 2008 ГОД <--


БЕРЕМЕННАЯ КАТЯ ЛЕЛЬ СТРАВИЛА ДРОБЫША И ПРИГОЖИНА

исполнительница «Муси-пуси» настолько похоже перепела «Часики» Валерии, что ее заподозрили в использовании чужой фонограммы

 

Неожиданным скандалом обернулся один из последних выпусков проекта НТВ «Ты суперстар», в котором перепевались песни композиторов Вячеслава Добрынина и Виктора Дробыша. Обычно участники старались внести в исполнение перепевок что-то свое, делали новые аранжировки и т.д. Именно так члены «Команды СССР» подошли в этот раз к песням Добрынина. А вот песни Дробыша исполнялись членами «Команды России» точно так же, как они были спеты прежними исполнителями, и даже под те же самые инструментальные фонограммы. Особенно похожим на оригинал оказалось исполнение Катей Лель прославившей Валерию песни «Часики». По шоу-тусовке даже поползли слухи, будто бы Катя пела не сама, а на ее «хрипы» был наложен голос Валерии.

 

   - Наложение вряд ли могло иметь место, - засомневался постоянный член жюри «Ты суперстар» - музыкальный критик Сергей Соседов. - Все-таки у Валерии и Кати Лель разные тембры голосов. И потом у Лель голос немножко ниже по тесситуре. По-моему, «Часики» для нее транспонировали в другую тональность. Если бы она пела их в «родной» тональности, она бы визжала не своим голосом. Но в итоге исполнение Кати действительно получилось очень похожим на Валерию. В первый момент мне даже показалось, что звучит фонограмма Валерии. Как мне потом рассказал Дробыш, такие же ощущения были у него, когда он записывал Катю в студии: «Слышу, Валерия поет. Я даже испугался. Подумал, может, мы по ошибке поставили ее фонограмму. А это Катя так спела. Получилась Валерия ноль в ноль». Думаю, такой эффект был достигнут за счет одной и той же манеры исполнения. Да, можно было придумать другое прочтение песни, как это сделали, скажем, Бабкина и Сенчина с песнями Добрынина. Но Катя не стала ничего менять и просто скопировала Валерию. Мы в жюри сначала даже хотели снизить ей оценки за отсутствие оригинальности. А потом подумали и поняли, что в этом и была «фишка». Катя Лель показала Валерии, что можно спеть так же, как поет она, и песня будет звучать ничуть не хуже. Оказалось, что секрет успеха «Часиков» был не в таланте Валерии как певицы и не в ее эксклюзивном исполнении, а в хитовых качествах самой песни. Если бы эта песня изначально досталась Кате Лель, она бы стала не меньшим хитом, чем в исполнении Валерии. Катя спела ее где-то даже лучше – живее, ироничнее. У Валерии все звучит слишком звонко, слишком хрустально и при этом немножко мертвовато. А главное – у нее нет самоиронии, она все поет всерьез. Собственно говоря, в пику Валерии мы и поставили Кате за эту песню все «десятки».


   - Это было требование Дробыша – исполнять его песни в исходном варианте, - уточнил один из участников «Ты суперстар» Вадим Казаченко. - О том, чтобы переделывать аранжировки, даже речи не шло. И при записи он всем давал установки петь ближе к оригиналу. А когда Пенкин попытался спеть по-своему, Дробышу это не понравилось. Насколько я понял, Витя в принципе не любит отходить в сторону от уже достигнутого результата. К тому же он человек занятой. У него свой продюсерский центр. И ему просто некогда было заниматься поисками чего-то нового. Во всяком случае, Дробыш очень обрадовался, когда я записал песню Стаса Пьехи за 10 минут. «Вот бы все так экономили время!» - воскликнул он. А насчет использования Катей Лель фонограммы с голосом Валерии – я не слышал, чтобы это кто-то всерьез обсуждал. Я считаю, что эти пересуды возникли с подачи Пригожина. У него какая-то чесотка. Как только где-то что-то происходит, он сразу каким-то боком примазывается к происшедшему – лишь бы только где-то промелькнуть, где-то «засветиться». Вот на днях был случай. Валерия должна была исполнять на каком-то ледовом шоу песню Шульгина. За использование песни Шульгин выставил счет. Это нормальная ситуация. Он как автор таким образом зарабатывает. Но Пригожина жаба задушила платить. Зато он не преминул использовать эту ситуацию для пиара. И стал везде орать, что его обидели и потребовали с него астрономическую сумму. То же самое произошло и в случае с Катей Лель. Чесоточник узнал, что в «Суперстаре» прозвучала песня Валерии. И не удержался, чтобы на этом не попиариться.

 

   - Меня уже обругал Дробыш из-за этих слухов про Катю Лель, - печально констатировал муж и продюсер Валерии Иосиф Пригожин. - Он вроде родился в России, а горячий как кавказец. Что-то от кого-то услышал. Выпульнул в мой адрес какую-то гадость. И только потом понял, что он что-то не то сказал. Ну, зачем мне распространять слухи, что Катя Лель якобы пела под фонограмму Валерии?! Это же глупость! Я же лично давал Дробышу фонограммы «Часиков» и других песен Валерии. И прекрасно знал, для какой цели я ему их давал. Правда, выступление Кати Лель я не видел. В это время я смотрел по Первому каналу юбилейный вечер Юрия Николаева. Потом уже мне кто-то позвонил и рассказал, что Катя Лель пела очень похоже на Валерию. Но я думаю, что она все-таки пела сама. Ни один уважающий себя артист не стал бы петь под чужой голос. Никаких претензий к Кате у меня нет. У нее сейчас ответственный момент. Она готовится стать мамой. Главный хит находится у нее в животе. Это важнее, чем все эти пересуды. А насчет оскорбительного выпада Дробыша мы с ним уже разбирались. Он теперь отказывается, что говорил что-то плохое про меня. Якобы это журналисты все перевернули. У нас с ним был долгий разговор. «Вот раньше у нас с тобой, Йось, был шоу-бизнес», – сказал он. «Нет, дорогой, у нас сейчас с тобой шоу-бизнес, - возразил я. – А раньше у нас были чувства. Поэтому и песни получались такие потрясающие». Безусловно, Дробыш – талантливый композитор. Но без Лены Стюф, которая писала слова к его песням, без Валерии, без вашего покорного слуги он бы не достиг таких успехов. Об этом никто не должен забывать. А что там Дробыш про меня говорит… Пусть хоть кем угодно меня называет! На сарае тоже «х…» написано, а там дрова. Наш шоу-бизнес – это банка с пауками. В этом круговороте трудно оставаться чистым. Все равно приходится отмываться.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ (www.eg.ru, 2008)







ВЫСОЦКОГО ПОСЛЕ ПЬЯНОК ПРИВОЗИЛА К ЖЕНЕ ГРИМЕРША КОБЗОНА

от связи с выпивохой Борисом Владимировым, игравшим Авдотью Никитичну, Надежду Моисееву уберег Юрий Гагарин

 

Гримера Надежду Моисееву хорошо знает вся отечественная шоу-тусовка. Кто-то сталкивался с ней на концертах в легендарном зале «Россия». Кто-то – на телевидении, где она переработала на множестве программ от «Песни года» и «КВН» до «Времечка» и «Большой стирки». Таким количеством интересных встреч и всевозможных приключений, какое подарила ей судьба, может похвастаться далеко не каждая знаменитость.

 

   - В детстве я жила в проезде Художественного театра, прямо напротив МХАТа, - поведала Надежда Вячеславовна. – А училась на Пушкинской - в женской школе № 635, которую в 1954 году слили с находившейся рядом мужской № 170. У нас учились отпрыски многих знаменитостей – внук основателя МХАТа Владимира Немировича-Данченко, приемный сын солиста Большого театра Георгия Нэллепа, дочка солиста театра Немировича-Данченко Юрия Юницкого. За одной партой со мной сидел Ваня Бушуев - сын певца Георгия Бушуева, сыгравшего главную роль в фильме «Мы из Кронштадта». А одной из моих одноклассниц была юная кинозвезда Наташа Защипина, снявшаяся к тому времени в фильмах «Жила-была девочка», «Слон и веревочка» и «Первоклассница». Помню, однажды на уроке она болтала с соседкой по парте и что-то прослушала. «Ну, Наташа, Наташа…» - начала выговаривать ей педагог. «Наташа, но не ваша!» - с вызовом ответила ей Защипина. Представляете, в то время так сказать педагогу! Был еще случай с Андреем Мироновым, который учился на два класса младше нас. Он демонстративно отказался вставать, когда педагог назвал его фамилией знаменитого отца – Менакер. «Я не Менакер, а Миронов!» - гордо заявил Андрей. В остальном ни он, ни Защипина, ни другие «звездные» дети особо ничем не выделялись. Одевались, как все. Вместе со всеми участвовали в походах и других мероприятиях. С тем же Мироновым мы вместе выступали в школьной самодеятельности. Он показывал пантомиму с яблоком, которую на эстраде исполнял Геннадий Дудник. А мы с подругой пели дуэтом. Я тогда мечтала о сценической карьере. Занималась вокалом с педагогом. Один раз даже солировала в районном хоре на каком-то празднике в саду «Эрмитаж». Но певицы из меня не вышло. Каждый раз перед выступлением я так волновалась, что у меня пропадал голос. И тогда, по совету мамы, которая в прошлом была актрисой, я поступила учиться на гримера в Московское театрально-художественное техническое училище. Параллельно устроилась ученицей к гримеру в театр на Спартаковской (сейчас на Малой Бронной). И начала активно внедряться в театрально-артистическую среду.

 

   От училища меня посылали на практику во МХАТ, и я там завязала знакомство с Иваном Тархановым – сыном знаменитого актера Михаила Тарханова и отцом нынешнего депутата Мосгордумы Михаила Москвина-Тарханова. Иван приглашал меня к себе домой в Дмитровский переулок. И я часто попадала на пьянки с участием ведущих артистов МХАТа. Помню, после одной из таких пьянок мне пришлось тащить до метро Алексея Грибова. Он так напился, что еле шел. И как только переставал держаться за меня, сразу же падал в сугробы. Пока мы дошли до «Охотного ряда», я замучалась его поднимать. К сожалению, мои отношения с Тархановым оборвались из-за его домработницы, которая помогала ему по хозяйству после развода с первой женой. Эта женщина сама имела на него виды и из-за этого жутко меня ревновала. В итоге она добилась, что Тарханов женился на ней и перестал меня к себе приглашать. Но мне и без него хватало, с кем пообщаться. Например, летом я отдыхала в Ялте и с утра до вечера проводила время в доме отдыха ВТО в компании с Марисом Лиепой и его мамой. Лиепа тогда еще танцевал не в Большом театре, а в театре Немировича-Данченко. А я со школьных лет регулярно ходила в этот театр и всех там знала. На территорию дома отдыха ВТО посторонних не пропускали. Но я хорошо плавала и проплывала по морю с общего городского пляжа на их закрытый пляж. С моря-то меня никто не проверял. На этом закрытом пляже я впервые увидела Федора Чеханкова из Театра советской армии. Он не отходил от Лиепы буквально ни на шаг. Как я потом узнала, Федя был тогда в него влюблен. Постоянно ходил на его спектакли. И даже учился у него танцевать. А одно интересное знакомство произошло у меня в Сочи прямо в море. Обычно я заплывала за буйки и там напевала любимые оперные арии. Однажды ко мне подплыла пожилая женщина и начала подпевать. Я была поражена ее профессиональным пением и начала спрашивать, кто она и откуда. «А у меня тут напротив дача, - объяснила женщина. - Если захочешь еще попеть, приплывай за буйки - я к тебе выплыву». Оказалось, что это была бывшая солистка Большого театра Валерия Барсова, любимица самого товарища Сталина.

 

   После училища меня распределили на работу в театр имени Пушкина. Тогда туда пришел целый курс из школы-студии МХАТа – Высоцкий, Буров, Портер, Вильдан, Локтев. Я с ними сразу подружилась. Мы часто собирались после спектаклей. Сидели в театре или на Тверском бульваре. Даже ко мне домой иногда ездили. У меня дома была гитара. А ребята все умели и любили петь. Среди других пели и песни Высоцкого, но я тогда не знала, кто их автор. К сожалению, в театре Пушкина Высоцкому почти ничего не дали сыграть. У него было всего две или три небольшие роли. Помню, он играл Лешего в «Аленьком цветочке». Сам придумывал себе причудливый грим. Мне как гримеру делать было практически нечего. Я только помогала ему надевать парик. У него был приятель – актер Борис Авдюхов, с которым он часто выпивал. Однажды Высоцкий напился с ним так, что был не в силах ехать домой. Тогда он обратился за помощью ко мне. Я поймала такси и довезла его на проспект Мира, где он в то время жил с первой женой Изой Жуковой. «Сейчас я возьму у жены денег и расплачусь», - сказал Высоцкий. Мы с водителем долго его ждали, но он как сквозь землю провалился. Не выдержав, я поднялась к нему на этаж и увидела, что он сидит на подоконнике, а жена его ругает и отказывается пускать домой. Стало понятно, что денег ждать бесполезно. А наездили мы порядочно. Я отдала водителю все деньги, какие у меня были, но их не хватило. К счастью, водитель отнесся к ситуации с пониманием. Он оставил мне свой телефон. На следующий день я заняла у отца нужную сумму и отвезла водителю. А Высоцкий даже не вспомнил об этих деньгах. Потом, когда он уже работал в театр на Таганке, я как-то встретила его на улице Горького, сильно поддатого. Он попросил у меня взаймы. Но у меня не было с собой денег. А даже если бы и были… Я же понимала, куда он с ними пойдет. И, наверное, не дала бы ему, чтобы не поощрять выпивку. О том, что Высоцкий – автор многих песен, исполнявшихся на вечеринках под гитару, я узнала лишь несколько лет спустя, когда встретилась на Казантипе с его другом - бывшим звукорежиссером театра Пушкина Володей Синицыным. Он работал там на съемках какого-то фильма с участием Николая Рыбникова и Аллы Ларионовой. А я просто отдыхала. Мне очень нравился директор дома отдыха, в котором мы все жили. Я из-за него туда и приехала. Но его перехватила у меня Ларионова. В присутствии своего мужа Рыбникова она вела себя тихо. Но, как только он уехал на другие съемки, Ларионова пустилась во все тяжкие – напивалась и, на глазах изумленных отдыхающих, бегала по всему дому отдыха в одних трусиках. Естественно, директор сразу забыл про меня и принялся ухаживать за ней.


   В театре Пушкина я проработала четыре года. Потом у меня возник конфликт с новым старшим гримером, которая пришла к нам на мужскую сторону с «Мосфильма». Она хотела сама гримировать артистов. А нас заставляла шить парики и бороды. Ей очень нравился Афанасий Кочетков. Но, когда ему нужно было гримироваться, он звал не ее, а меня. После спектаклей подвозил меня домой на машине. И на гастролях приходил с вином ко мне в номер. Старшего гримера это задевало. И она все время ко мне цеплялась: мол, не туда ходишь, не с тем разговариваешь. Заведующая гримерным цехом никак не могла понять, что ее не устраивает в моей работе. «Давайте проверим Надю на женщинах! – предложила она. – Женщинам всегда все не так». И послала меня на женскую сторону к Раневской, посчитав, что она самая скандальная. Но с Раневской у меня все сложилось нормально. «Ой, деточка, ты меня только шпилечкой не уколи!» - ласково приговаривала она, когда я надевала ей парик. И даже пыталась заманить меня к себе домой в надежде скрасить свое одиночество. Не возникло ко мне претензий и у других актрис – Викландт, Гриценко, Алентовой (тогда еще Быковой). Потом театр должен был ехать на гастроли. Я уже упаковала свои гримерные принадлежности. И вдруг узнала, что старший гример, ничего мне не сказав, вычеркнула меня из списков участников поездки. А в этот момент меня как раз предложили работу на телевидение. Еще во время учебы в училище я познакомилась с композитором Владимиром Чернышевым, который был главным редактором музыкальных программ на Шаболовке. Он пригласил меня на съемки одного из первых «Голубых огоньков». И я стала за три рубля сниматься у них в массовках. Иногда я помогала гримировать участников массовки. Все гримеры меня знали. И когда на телевидении освободилось вакантное место, я с радостью согласилась перейти к ним.

 

   Начинала я в редакции литературно-драматических программ, которая снимала телеспектакли с участием ведущих театральных актеров. Мне посчастливилось работать с Андреем Поповым, Пляттом, Папановым, Вициным, Яковлевым. Плятт был большой приколист. Помню, снимали телеспектакль «Нюренбергский процесс». Плятт играл там судью. По роли он долго слушал других персонажей и лишь изредка сам что-то говорил. Плятту стало скучно, и когда я подошла его попудрить, он неожиданно предложил: «Давай в перерыв приклеим мне бороду и усы! Посмотрим, как они среагируют!». После перерыва Плятт вышел на площадку с бородой, но никто не обратил на это внимания. Как ни в чем не бывало, провели репетицию и уже собирались начать съемку. «А мне бороду с усами снимать?» - спросил у режиссера Плятт. Только после этого заметили, что у него на лице появилось что-то лишнее. Сейчас говорят, будто Плятт был невероятно жадным, но это не так. Он регулярно устраивал у себя дома «пляттские дела». Так у них в театре Моссовета называли сборища с винцом, на которых Плятт, Борис Иванов и еще несколько актеров сами лепили и варили пельмени. Они и нас, телевизионщиков, приобщили к своим «пляттским делам». В последний съемочный день привозили в телецентр кастрюли с пельменями и всех угощали. А одним своим поступком Плятт тронул меня до глубины души. Во время съемок очередного телеспектакля у меня был день рождения. «Вы в этот день будете? – спросила я у Плятта. – Я хочу принести винца, отметить». «Ой, нет, на съемках я не выпиваю», - начал отнекиваться он. А в день моего рождения Плятт внезапно пропал. Уже надо начинать снимать, а его нет. Оказалось, что прежде, чем гримироваться, он пошел в бар, чтобы купить мне в подарок коробку конфет и пирожные. А он тогда еле ходил. У него были какие-то проблемы с ногой. И он так долго спускался и поднимался по лестницам, что из-за этого опоздал к началу съемки. Самое обидное, что мои коллеги восприняли все превратно и посчитали, будто я развела Плятта на этот подарок.

 

   Похожая ситуация была у меня с Борисом Чирковым, с которым я работала в театре Пушкина. Когда на мой день рождения он мне что-то подарил, меня чуть ли не записали к нему в любовницы. «Надо же! Чирков раскошелился! – шушукались мои коллеги. - Да где это видано?! Что Надя там с ним делает, что он стал такой щедрый?». На самом деле ничего такого с Чирковым я не делала. Просто ему нравилось, как я его гримировала. Да, некоторые другие артисты, пользуясь тем, что во время работы мы оставались наедине в маленькой комнатке, устраивали со мной сексуальные игры – хватали за ноги, лезли целоваться. Особенно этим увлекался Леонид Марков. Он вообще приставал ко всем. Кто даст – тот даст. Из-за скандала на почве секса ему пришлось уйти из Ленкома. Но и в театре Пушкина он продолжал заниматься тем же. Одновременно ухитрялся встречаться со стюардессой, которая жила со мной в одном доме, и еще с парой девушек из театра. Я тоже была не против с ним пообниматься, поцеловаться. Но на секс не соглашалась. Нужно было где-то прятаться, запираться. А мне это было не по душе. «Ну, чего ты ломаешься?! – брюзжал Марков. - Я уже всех в театре переимел. Только ты осталась неохваченной». На телевидении такого никогда не было. Гримеры там работали в больших комнатах на 8-10 мест. Вокруг всегда был народ. И никто из артистов не позволял себе ничего лишнего. Правда, во время съемок на Шаболовке за мной ухаживал эстрадный артист Борис Владимиров, выступавший вместе с Вадимом Тонковым в образах старух Авдотьи Никитичны и Вероники Маврикиевны – прародительниц нынешних «новых русских бабок». Он тогда уже разошелся с первой женой, но еще не был женат на сестре Михаила Державина. На каждую съемку приносил мне то цветы, то какие-нибудь дорогие конфеты. А однажды предложил: «Поехали ко мне в гости!». «Поехали!» - согласилась я. Мы расположились на кухне, выпили. Меня Владимиров угощал вином. А сам пил что-то покрепче - то ли коньяк, то ли водку. Рассказывал про свою дружбу с Гагариным. Жаловался, что никто его не любит, что с женами у него ничего не складывается. Потом он пригласил меня в комнату. Первое, что бросилось мне в глаза: в новых обоях была прорезана дыра, и через нее был виден кусок старых обоев. На них красовалась надпись: «Если бы ты свою энергию употребил на дело, а не на водку, из тебя получился бы такой хороший мужик!». И подпись: «Юрий Гагарин». Уже потом мне рассказали, что Владимиров - большой любитель выпить, не раз срывавший из-за этого концерты. И я не стала с ним больше встречаться. С меня хватило моего первого мужа. Он так сильно поддавал, что мне пришлось с ним развестись.


   Тесное сотрудничество с эстрадными артистами началось у меня с Иосифа Кобзона. Наше знакомство произошло еще в начале 60-х годов на одном из концертов, где он пел «Куба - любовь моя». Я уже тогда предлагала ему свою помощь как гример. Но поначалу он гримировался и причесывался сам. Никому не доверял прикасаться ни к лицу, ни к волосам. У него тогда были густые кучерявые волосы, но уже намечались небольшие взлысинки. Потом мы несколько раз встречались на телевидении. Однажды я пришла и вижу: моя коллега его загримировала, но не подтемнила ему снизу подбородок. А у вокалистов под подбородком из-за постоянного напряжения мышца растягивается, и образуется небольшой мешочек. «Загримируй вот там! – подсказала я ей. – Лицо будет выглядеть более худым». «Вот взяла бы и сама сделала!» - хмыкнул Кобзон. «Нет, я доделывать чужую работу не буду, - ответила я. – Вот пригласите меня на концерт, и я загримирую вас, как считаю нужным». И он меня пригласил в только что открывшийся концертный зал «Россия». После этого я постоянно гримировала его в течение 30 лет. Днем работала на телевидении. А вечером шла на концерт. Причем, первое время я за свой счет покупала билеты в зрительный зал и уже оттуда проникала за кулисы, чтобы его загримировать. Потом мне это надоело. «Наверное, я больше не приду», - сказала я. Тогда стала выходить его костюмерша Шура и проводить меня через служебный вход. «Это личный гример Кобзона!» - говорила она. А потом о моих походах на концерты узнал мой начальник на телевидении. И начал уже официально посылать меня туда по заявкам, которые им давал концертный зал «Россия».

 

   Благодаря Кобзону, меня узнали и стали приглашать другие артисты – Лев Лещенко, Сергей Захаров, Ярослав Евдокимов. Одно время моим постоянным клиентом был Филипп Киркоров. Он очень боялся полысеть. И вместо того, чтобы начесывать и укладывать свои волосы, начал пользоваться париками. Несколько раз с ним приходила Алла Борисовна и даже лично участвовала в надевании парика: я закалывала его Филиппу с одной стороны, а она – с другой. С покойным Мишей Евдокимовым я работала на фильме «Про бизнесмена Фому», где он строил туалет в деревне. Они с режиссером каждый день основательно выпивали. Бывало, Миша приходил на съемочную площадку еще не отрезвевший. К счастью, у него и по роли должна была быть «морда красная такая». И мне не нужно было скрывать ему гримом следы вчерашних возлияний. В разгар съемок у Кобзона был какой-то юбилей. «Евдокимов, на этот день мне надо уехать, - сказала я. – Пусть тебя гримирует моя помощница!». «Нет, ты никуда не поедешь, - ответил Миша. – Я тебе сам буду петь вместо Кобзона». И потом целую неделю, приходя на площадку, он вставал в позу и пел его голосом «Не думай о секундах свысока». С днем рождения Кобзона у меня был связан еще один случай. Я ехала с цветами его поздравлять и встретила солиста ансамбля Александрова Эдуарда Лобковского. «Поехали сначала на мой концерт! - предложил он. – Ты мне вынесешь цветы, а я тебя потом отвезу к Кобзону». А выступал Лобковский на ледовой площадке, покрытой ковровыми дорожками. Когда я выносила ему цветы, дорожки разошлись, и у меня под ногами оказался лед. Я поскользнулась, упала и сломала руку. Пришлось везти меня в институт Склифосовского. Мне там наложили шину. Но потом, по моему настоянию, Лобковский все-таки отвез меня к Кобзону. И под конец я успела его поздравить.

 

   Сейчас, наверное, не найти артиста или просто известного человека, которого мне бы хоть раз не пришлось где-то гримировать. Куда бы я не пришла – везде встречаю знакомых. Был смешной случай, когда я работала на передаче Малахова. Андрей хотел меня удивить. «Я тебе привел такого человека! – сказал он. – Вот познакомьтесь!». И подвел ко мне Анатолия Кашпировского. Но сюрприза не получилось. «Да мы с Надей знакомы уже больше десяти лет!» - усмехнулся Кашпировский. Малахов не знал, что я гримировала его еще во время легендарных телесеансов в конце 80-х. Кашпировский был большим любителем женщин. Гример, которая работала с ним до меня, немножко с ним кокетничала. Это не понравилось его жене. Она потребовала заменить гримера. И к Кашпировскому направили меня. Помню, во время моей работы к нему рвалась какая-то женщина. «Вы что, хотите бесплатно получить лечение?!» - возмутился Кашпировский и неожиданно со всего размаха ударил ее рукой под дых. Она согнулась и начала причитать: «Ой, как хорошо! Как мне хорошо! У меня все прошло». Я у Кашпировского специально не лечилась, но он и мне кое в чем помог. Когда я первый раз должна была его гримировать, я очень нервничала. Все мои коллеги смотрели его сеансы. И смотрели в первую очередь на то, как он загримирован. На нервной почве у меня обострились проблемы со здоровьем. К моему удивлению, после общения с Кашпировским от моих проблем не осталось и следа, и больше они никогда не давали о себе знать. А незадолго до передачи Малахова мы с Кашпировским встречались в Киеве на юбилее одной газеты. Он тогда взял мой телефон и попросил меня узнать, нельзя ли получить на телевидении его старые съемки. А потом начал мне названивать и настойчиво приглашать меня в гости. Пришлось попросить зятя подойти к телефону и строгим мужским голосом сказать: «Она занята». Только после этого Кашпировский оставил меня в покое.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 51, 2008)







ГАЛИНА НЕНАШЕВА ПОСЛЕ ЧЕТЫРЕХ БУТЫЛОК ВОДКИ УПАЛА НА СЦЕНЕ

«Мне что-то подсыпали, - считает певица. – Выпила я не настолько много. Я могу выпить больше»

 

Неприятными последствиями обернулось для певицы Галины Ненашевой посещение презентации столичного ресторана «Замок огня». Как нам сообщили очевидцы, после этого мероприятия 67-летнюю исполнительницу хита «Белая лебедь» из фильма «Русское поле» выносили через служебный вход в бесчувственном состоянии. Обеспокоенные этой информацией, мы позвонили Галине Алексеевне, чтобы справиться об ее здоровье.

 

   - Мама не очень хорошо себя чувствует, - сообщила дочь певицы Елена. – Что с ней произошло в этом ресторане – мне неизвестно. Знаю только, что она там уснула. «Я выпила две рюмки и отключилась, - сказала мне мама утром. - Со мной никогда такого не было». Я сама удивилась. Вообще, мама много не пьет. Но, может, там был некачественный алкоголь. А еще она там сумку в гардеробе оставила. Почему ее с одеждой не выдали – я этого понять не могу. Мы хотели ее забрать. Звонили администратору. Но он не отвечает на звонки. Все это, конечно, очень неприятно…

 

   - Мне показалось, что мне что-то подсыпали, так как я ничего не помню, - призналась сама Ненашева. - Выпила я не настолько много, чтобы ничего не помнить. Это я точно знаю. Я могу выпить больше. А тут у меня произошел какой-то «отключ». Последнее, что помню, - как сидела за столом. Потом мне стало очень плохо. Слава Богу, друзья до дома довезли. А наутро я вообще ничего не помнила. И как я выступала, и про эту оставленную сумку – все напрочь из головы вылетело. Мне сегодня рассказали, что меня там якобы под ручки вели, а потом я как будто отключилась и за кулисами уснула. Я просто в ужасе!


   У сотрудников ресторана, к которым мы обратились за разъяснениями, оказалась несколько иная точка зрения на случившееся.

 

   - Что вы мне такие вопросы задаете?! - возмутился арт-директор Дмитрий Писарев. - Я вам что, охрана?! Я весь вечер был на сцене и за Ненашевой не следил. За ее столиком сидел композитор Семенов, куча артистов, директор ее концертных программ. Они все уезжали позже, чем она, и говорили: «Надо же, как Ненашева напилась сегодня!».

 

   - Ну, да, конечно, мы наняли целый штат агентов, чтобы отравить Ненашеву. Это что, новый анекдот?! - вмешался в разговор генеральный директор Александр Савенко. - 1500 человек было в зале – и все живы и здоровы. А если человек выпил четыре бутылки водки, ему стало плохо, и он забыл, где он был, – это его проблемы. Я видел, как Ненашева вышла на сцену, падала там, не попадала в фонограмму. И мне этого достаточно, чтобы сделать кое-какие выводы. Мы еще выясним, почему она пришла за деньги работать на концерт и вышла на сцену в невменяемом состоянии. Потом она рухнула за сценой, и ее уносили охранники, за нашатырем бегали, носились с ней. Вот об этом нужно писать, а не о том, что ее кто-то хотел отравить! А пропавшей сумочкой пусть занимается милиция, если она правда пропала! Вообще, у нас в раздевалке не оставляют сумочки, а оставляют одежду и берут номерки, как во всех нормальных организациях. А если человек напился до умопомрачения и где-то потерял сумочку, при чем здесь мы?! Лично я, когда хожу на какие-то мероприятия, сумочки с собой не беру, если знаю, что пью.

 

   Инна ДМИТРИЕВА («ЭГ» № 49, 2008)







 




 

 

Памятные даты

 

 

 

22.09.1965 родился Аркадий Владимирович Кудряшов, директор певца Юрия Шатунова.

22.09.1968 свадьба Софии Ротару и Анатолия Евдокименко.

22.09.1976 родилась Анна Леонидовна Пономарева (она же Беата Ардеева), бывшая ведущая Муз-ТВ и MTV, бывшая пресс-атташе группы "Тату", в 2003 в результате автокатастрофы надолго потеряла трудоспособность.

22.09.1987 родилась Надежда Олеговна Игошина, участница "Фабрики звезд-4".

22.09.1989 умер Израиль Исидорович Бейлин (он же Ирвинг Берлин), композитор ("Боже, благослови Америку") (родился 11.05.1888).

23.09.1930 Иоганн Остермайер запатентовал фотовспышку.

23.09.1972 родился Игнат Александрович Солженицын, пианист, сын писателя Александра Солженицына.

24.09.1945 родилась Лариса Алексеевна Рубальская, поэт-песенник ("Напрасные слова", "Виноват я, виноват", "Морозов").

24.09.1952 родился Алексей Романов, лидер группы "Воскресение".

24.09.1964 газета "Известия" опубликовала "Предложения по усовершенствованию русского языка", согласно которым следовало писать "доч", "жури", "заец".

24.09.1990 умер Матвей Исаакович Блантер, композитор ("Катюша", "Лучше нету того цвету", "Летят перелетные птицы") (родился 10.02.1903).

24.09.1991 родился Всеволод (он же Влад) Андреевич Соколовский, участник "Фабрики звезд-7", солист созданной в результате группы "БиС", сын руководителя группы "ИКС-Миссия" Андрея Соколовского.

24.09.2002 умер Борис Николаевич Рычков, джазовый пианист, композитор ("Все могут короли") (родился 05.03.1937).

24.09.2003 вследствие злоупотребления наркотиками умер Вадим Евгеньевич Покровский, участник группы "Два самолета" (родился 25.03.1967).

25.09.1906 родился Дмитрий Дмитриевич Шостакович, композитор ("Нас утро встречает прохладой", "Тучи над городом встали", "Тоска по Родине"), автор музыки к первому звуковому фильму киностудии "Ленфильм" ("Одна") (умер 09.08.1975).

25.09.1961 родился Александр Козлов, клавишник группы "Агата Кристи" (умер 01.03.2001).

25.09.1968 английский хит-парад впервые возглавила русская песня - романс "Дорогой длинною", исполненный Мэри Хопкин под названием "Those Were the Days".

25.09.1997 умерла Мария Николаевна Мордасова, "королева частушек" (родилась 14.02.1915).

26.09.1959 родился Илья Валерьевич Кормильцев, автор текстов группы "Наутилус-Помпилиус" (умер 04.02.2007).

26.09.1968 родился Илья Леонидович Абатуров, создатель гей-клубов "Премьера", "Три обезьяны" и "Центральная станция".

26.09.1971 родился Николай Тимофеев, участник группы "Дискотека Авария".

27.09.1958 родился Юрий Николаевич Дружков, поэт-песенник ("Ксюша, юбочка из плюша", "Леха, мне без тебя так плохо", "Гриша, прохудилась крыша") (убит 04.01.2006).

27.09.1959 родился Георгий Кузнецов, бизнесмен из Донецка, один из создателей премии "Овация".

27.09.1960 заложены первые железобетонные блоки в основание Останкинской телебашни.

27.09.1964 родился Михаил Михайлович Макаренков, клипмейкер ("Ты бросил меня" группы "Стрелки", "Обращение к небу" Константина Крестова).

28.09.1964 умер Михаил Аркадьевич Светлов, поэт-песенник ("Гренада", "Каховка", "Застенчивым девушкам, жадным и юным") (родился 17.06.1903).

28.09.1996 в автокатастрофе на Севастопольском проспекте в Москве погиб Юрий Владиславович Барабаш (он же Петлюра), певец ("Видно, не судьба", "Курочка", "Споем, жиган") (родился 14.04.1974).

28.09.1968 родился Роман Львович Горбунов (он же Трахтенберг), культуролог, теле- и радиоведущий, певец ("Ключик золотой в жопу себе вставь", "Проезжали педики на велосипедике"), участник фильмов ("Лука Мудищев", "Русский спецназ", "Путь самца") (умер 20.11.2009).

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн